Прием письма №28: Используйте зрительные образы

Ваш ноутбук должен превратиться в видеокамеру...

Все, кто считают, что кинематография родилась вместе с кино, ошибаются – она родилась вместе с бумагой. Именно, благодаря благотворному влиянию  изобразительного искусства люди  поняли, как надо  наводить фокус, чтобы в нем оказались одновременно и пейзаж и персонаж.
Сегодня, многие авторы пишут свои  книги, прокручивая сцены в своей голове, они словно смотрят фильм. Однако, использование кинематографической техники отчетливо видно   даже в ранних образцах классической, английской литературы. Почти тысячу лет назад, неизвестный никому  автор «Беовульфа» хорошо знал, что собой представляет кинематографическая техника. Он легко отводил линзы, дабы  установить монументальные декорации земли и моря; он делал наезд, чтобы читатель мог рассмотреть украшенные драгоценностями длинные пальцы королевы или злобный, демонический свет в глазах чудовища.

В 2004 году автора  «Беовульфа» сменил автор газеты «The New York Times» по имени С. Дж. Чиверс [C.J. Chivers]. Он написал потрясающие по своему воздействию на читателя отчеты о налете террористов и жестокой бомбежке  средней школы в Чечне:

«Когда первый серьезный  взрыв сотряс воздух, взрывная волна покатилась от школы №1 и прошлась по окрестности. Небольшая кучка женщин возле баррикад южной чеченской милиции пригнулась. Глаза щуплой,  пожилой женщины наполнились слезами. Она стала бить себя кулаками по голове. Женщина рядом рыдала.

«Навиииии!» — кричала она, горестно падая на колени».

В этих двух небольших  абзацах автор показал читателю событие с трех разных точек съемки, начиная  от отстраненного (со стороны пилота) взгляда на взрыв, продолжая непосредственно  съемкой скопления женщин, заканчивая  максимальным  приближением, и здесь мы можем увидеть слезы в глазах пожилой  женщины.

С техникой кинематографического репортажа меня познакомил  приятел – Дэвид Финкель [David Finkel].  Он писал статьи для газеты «The Washington Post» на тему воны  в Косово в 1999 году. Именно Финкель создал журналистский фильм, в котором описал такое жуткое, нищенское положение беженцев, что даже помощь  превращалась в битву:

«Один из  многочисленных добровольцев Красного Креста схватил  булку и тут же бросил  ее,  даже не глядя. Итак, нет сомнений, что  на землю она не упадет. Просто слишком много людей, столпившихся в одном месте, внимательно следят за ее полетом. Вот летит еще одна булка, следом  еще, и уже сотни рук  подняты в небо, пальцы вытянуты в напряжении и раскачиваются».

В приведенном  отрывке Финкель начал свой показ с изображенного крупным  планом   работника, затем переместил  «камеру» так, чтобы в нашем сознании запечатлелись  сотни рук. Толпа вышла из-под контроля, а потому  Финкель сосредотачился  на одной женщине:

«Для детей, только для детей», — голосит женщина, ее худые руки выброшены вперед, она пытается дотянуться до тележки. На ней бесформенный свитер, на голове повязка, а в ушах серьги. Ей не удастся дотянуться до заветной  тележки, она поднимет руки, но уже для того, чтоб закрыть уши и не слышать, как кричит сзади ее маленькая дочь.

Следом  еще одна девочка, ей лет десять, розовый свитерок с котятами, звездами и цветами  - заляпан грязью. У нее яркие, огненно-рыжие  волосы. В них тоже засохла грязь».

Вот несколько легких  описаний стандартных, но действенных,  ракурсов видеокамеры которые помогут  авторам представить, каким образом  использовать свою «камеру»:

1. Съемка с воздуха: смотрите  на мир сверху, словно стоите на вершине небоскреба или взглянули  на землю с дирижабля. К примеру: «Множество чернокожих южноафриканцев, которые пришли проголосовать, были вынуждены  несколько часов ждать, чтобы бросить свой бюллетень в урну».

2. Найдите  ракурс: отступите слегка назад, необходимо поймать в объектив нужные декорации. Только те, на чьем  фоне разворачивается действие. Описывайте  мир, в который читатель сейчас войдет,  создавая нужное настроение.

3. Средняя дистанция: пусть камера приблизится  к месту действия, так  близко, чтоб можно было  разглядеть основных участников. Попытайтесь понять, что они делают. Это та, самая типичная дистанция, с которой всегда пишется большинство газетных историй. «Большинство заложников  остались живы, но  они выходили, шатаясь, из здания школы. Одежды на них почти не было, напряженные лица, на теле множество ран  от шрапнели».

4. Крупный план: настройте камеру  так, чтобы все увидели лицо объекта, чтобы прочитали  злость, страх, ужас, иронию — словом все человеческие эмоции.

5. Максимальный наезд: сосредоточьтесь на одной важной детали, на той,  которую и не рассмотришь на расстоянии: это может быть  кольцо на мизинце гангстера или день, обведенный в кружок  на красочном календаре.

Всего несколько лет назад я присутствовал на концертной программе  на открытом воздухе. Там выступала панк-групп «Ramones». Они вдохновенно играли в саду,  который прилегал к дому престарелых. Это просто  надо было видеть. Там, внизу собралась куча молодых фанатов с экзотическими прическами а-ля ирокез. В то же время, наверху, из аккуратных окон выглядывали  старушки, решившие, что, наконец, настал конец света. А я все время наблюдал  за начинающим корреспондентом, присланном  написать о  концерте. Все время, два часа,  он  стоял на одном и том же  месте и ни разу не открыл свой блокнот. А ведь ему следовало бы изучить  территорию, подобно тому как делают фотографы, начав с зеленой лужайки и заканчивая крышей заведения.

Автор: Автор: Roy Peter Clark

Источник: www.editor.ru

osinka

0 Комментариев

Нет комментариев!

Пока нет комментариев, но вы можете стать первым, кто прокомментировал данный пост

Оставить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.